Перестрахование на Северо-Западе: особенности и перспективы развития

До момента прихода на российский рынок западного капитала в связи с предполагаемым вступлением России во Всемирную торговую организацию национальные страховые компании должны сформировать резервы и набрать активы, которые могли бы конкурировать с западными. Однако сегодня страховщики предпочитают покупать перестраховочную защиту на Западе, зачастую пренебрегая услугами российских перестраховщиков. Кроме того, по-прежнему велика доля “горизонтального” перестрахования – на основе взаимности, тогда как в мировой практике эта схема составляет менее 1%. О состоянии современного перестраховочного рынка России, об особенностях и перспективах его развития в Северо-Западном регионе в интервью Агентству страховых новостей рассказывает директор Северо-Западного бюро “Транссибирской перестраховочной корпорации” Алексей Леоненко.

Вопрос: Какие основные перестраховочные схемы характерны для Северо-Западного региона?

Ответ: Первая – это перестрахование на основе взаимности: страховщик передает часть своего риска другой страховой компании и ожидает получить от последней риски из ее портфеля с такой же перестраховочной премией. Вторая схема: страховая компания передает в перестрахование отдельные риски в российскую или зарубежную перестраховочные компании или покупает перестраховочную защиту для всего портфеля договоров страхования или их части. Кроме того, используются различные комбинации названных схем.

Вопрос: Почему в мировой практике перестрахование на основе взаимности занимает всего 1% рынка?

Перестрахование на Северо-Западе: особенности и перспективы развития

Ответ: Потому что взаимности все равно не получается: у компаний разные риски, разный опыт работы, разная андеррайтерская политика. Соблюдается только паритет по полученной партнерами перестраховочной премии. Но необходимо смотреть и на выплаты. Иногда, например, выплаты производятся, в основном, по рискам, принятым в перестрахование от другой страховой компании. Адекватно ли платить за просчеты чужого андеррайтинга, обусловленного недостатком опыта в каком-то виде страхования? Если взаимности нет, тогда имеет место финансирование конкурирующей страховой организации, что вообще абсурдно. При этом вместе с риском конкуренту, который на какой-то момент стал партнером по перестрахованию, передается информация о клиентах. На нашем рынке это может привести к тому, что клиент уйдет в другую страховую компанию. Известны случаи, когда страховщики выдвигали претензии друг другу по этому поводу. Получив полную информацию о клиенте, страховщик-конкурент обращается к нему напрямую, несколько снижает тариф и уводит к себе. Именно поэтому в мировой практике риски, как правило, передают перестраховочным компаниям, которые не конкурируют со страховщиками, не имеют интереса к страхователям и обладают большим опытом в оценке разноплановых рисков. Кстати, крупные московские страховые компании постепенно отходят от схемы взаимности, однако на Северо-Западе она процветает. Еще раз хочу подчеркнуть, что перестрахование на “горизонтальной” основе приводит к финансовому укреплению конкурента.

Вопрос: Есть мнение, что перестрахование – это отток денег в другие регионы и за рубеж. Так считают, в частности, петербургские чиновники. Что бы Вы могли на это ответить?

Ответ: Перестрахование – интернациональный бизнес. Некоторые риски невозможно обеспечить страховой защитой силами национальных организаций, не говоря уж об отдельной территории. Приведу пример: самолет президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в 1997 г. был перестрахован более 100 раз в перестраховочных организациях всего земного шара. Или другой пример: сентябрьские теракты в США. Если риск был бы размещен только в США, трудно даже предположить, чтобы было бы со страховщиками этой страны, а значит и со всей ее экономикой. На мой взгляд, нужен баланс. Зарубежные емкости должны привлекаться настолько, насколько это целесообразно. Именно поэтому корпорация “Транссиб Ре” открыла на Северо-Западе России андеррайтерский офис, который принимает риски, занимается их размещением, принимает решение о выплатах. При этом стоит отметить, что размещение собранных средств андеррайтерский офис осуществляет здесь же, инвестируя их в экономику региона. Вместе с тем “Транссиб Ре” имеет собственную перестраховочную защиту для своего портфеля договоров в первоклассных международных компаниях.

Вопрос: Тогда более конкретный вопрос: почему “Транссиб Ре” вынуждена покупать перестраховочную защиту за рубежом?

Ответ: Мы должны быть уверены в том, что выполним взятые на себя обязательства. Это для нас главное. В 1997-1998 гг. произошел ряд крупных выплат. Часть наших перестраховщиков возместила убытки, а другая часть не смогла этого сделать из-за дефолта. В результате мы не смогли собрать в полном объеме то, что распределили. Тогда и было принято решение о приобретении западной защиты, поскольку западный рынок этим вещам подвержен в меньшей степени, чем российский. По западным меркам, собственное удержание перестраховочных компаний России ничтожно мало. Хорошо, если мы сможем найти в России емкость в 20 млн долл., но надо очень постараться, чтобы разместить здесь такой риск. Поэтому при размещении крупных имущественных рисков (морское каско и ответственность, воздушное каско и ответственность и др.) мы вынуждены обращаться к западным коллегам.

Перестрахование на Северо-Западе: особенности и перспективы развития

Вопрос: Есть ли у перестраховочного рынка Северо-Запада своя специфика?

Ответ: Да, я могу назвать некоторые характерные особенности регионального рынка перестрахования. Начнем с того, что многие филиалы и дочерние организации крупных иногородних страховых компаний, расположенные на Северо-Западе, не имеют права перестрахования. Таким правом наделены только 30% филиалов – в основном, московских страховых компаний.

Во-вторых, страховщики Северо-Запада почти ничего не оставляют на собственном удержании. Из-за низкой финансовой емкости или исходя из других соображений риски практически полностью передаются в перестрахование, хотя размер собственных активов позволяет страховщику принять больше. Это определяет их отношение к принимаемому риску иногда как безответственное.

В-третьих, это очень низкие страховые тарифы. Такая тарифная политика не позволяет страховщику формировать адекватные страховые резервы. Классическая ситуация: встречаются в тендере два страховщика. В процессе борьбы они снижают ставку в 2-3 раза, а потом обращаются к перестраховщикам с просьбой принять этот риск. А его никто не берет. С одной стороны, низкий тариф привлекает клиента. Но в таком случае клиент покупает “бумагу”, а не страховой полис, обеспеченный надежной страховой защитой. Если предлагаемый тариф не позволяет перестраховщику формировать собственные резервы, нет смысла принимать на себя этот риск.

В-четвертых, селекция рисков, передаваемых в перестрахование. Перестраховываются риски с наиболее вероятными выплатами. Яркий пример – страхование автотранспорта на самое опасное время года – зиму. При этом страховщик забывает, что перестраховщик также формирует перестраховочные резервы, которые обеспечивают стабильность перестрахования. Поэтому он должен получать и “хорошие”, и “плохие” риски. Перестраховщик так же, как и страховщик, не сможет обеспечить защиту, если будет принимать только риски с наиболее вероятной выплатой.

В целом же судить о состоянии перестраховочного рынка России довольно сложно после того, как страхнадзор закрыл доступ к статистической информации о деятельности страховых организаций России.

Перестрахование на Северо-Западе: особенности и перспективы развития

Вопрос: Какие последствия для российского страхового рынка повлечет вступление нашей страны во Всемирную торговую организацию (ВТО)?

Ответ: Нельзя полностью исключать возможность того, что западный капитал займет основные направления российского страхового рынка. Наши страховые компании это, в основном, кэптив (нефть, газ, транспорт), в то время как на Западе основная часть страховой премии собирается за счет физических лиц. Хочется верить, что после вступления в ВТО оставшиеся страховые компании смогут работать с частными лицами. Для этого нужен платежеспособный спрос, который появляется уже сейчас. При этом будут развиваться и процветать региональные компании. Конечно, многое зависит от того, насколько агрессивную политику будут вести приобретенные страховые компании. Это серьезные игроки на рынке, и считаться с ними надо. Но в любом случае до момента прихода на наш рынок западного капитала, российские страховщики должны сформировать резервы и набрать активы, которые могли бы конкурировать с западными. Примером могут послужить страны бывшего соцлагеря. За 6 лет работы на страховом рынке Чехии компания “Альянс Прага” (Allianz Praga) заняла 85% рынка. Через 4 года после введения обязательного страхования автогражданской ответственности в Польше местные страховщики потерпели серьезные убытки, и были вынуждены перестраховывать риски за рубежом.

Вопрос: Подведем некоторые итоги. Что нужно для того, чтобы перестраховочный рынок Северо-Запада преодолел “переходный” период?

Ответ: Минимизация взаимности. Формирование адекватных тарифов, которые бы позволяли и страховщикам, и перестраховщикам формировать резервы. “Цивилизованное” соотношение премий, полученных страховщиками по классическому страхованию и по “зарплатным” схемам (у некоторых страховых компаний наблюдается явный “перекос” в сторону схем). Еще хотелось бы, чтобы у страховщиков было больше причин обращаться к профессиональным перестраховщикам. Мы надеемся, что время и опыт постепенно приведет перестрахование на Северо-Западе к цивилизованным формам. Северо-Западное бюро “Транссиб Ре” со своей стороны будет прилагать к этому усилия. В частности, мы запланировали систематическое проведение “круглых столов” по перестрахованию в рамках Санкт-Петербургского союза страховщиков, в состав которого корпорация “Транссиб Ре” вошла в ноябре этого года. В ближайших планах бюро – расширение поля деятельности на весь Северо-Западный регион.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о страхование онлайн
Добавить комментарий